Главная Наша судебная практика Дело о признании недействительным договора дарения квартиры (2016г.)
Дело о признании недействительным договора дарения квартиры (2016г.)

Ко мне обратилась доверительница со следующей проблемой: в 2014г. ей была подарена квартира. Впоследствии дарительница (родственница моей доверительницы) обратилась в суд с иском о признании недействительным договора дарения.

В обоснование своего заявления дарительница (истица) ссылалась на то, что с момента заключения договора моя доверительница (ответчица) отказывается от возложенных на нее обязанностей по содержанию жилья, на момент подписания договора дарения истица была введена в заблуждение. В силу возраста и наличия второй группы инвалидности она страдает плохим зрением и склерозом. Моя доверительница воспользовалась ее плохим состоянием здоровья и тяжелой жизненной ситуацией, обманным путем убедила подписать ее договор дарения.

Истица считала, что подписывает договор ренты, а не дарения.

Впоследствии неоднократно меняла основания иска:

  1. просила признать договор дарения недействительным на основании ст. 179 Гражданского кодекса РФ, поскольку была обманута ответчицей. При заключении договора ей не были разъяснены последствия договора дарения, а если бы ей были разъяснены, она никогда не согласилась бы на заключение договора дарения;
  2. просила признать договор дарения недействительным в связи с заблуждением, имеющим существенное значение на основании ст. 178 Гражданского кодекса РФ;
  3. просила признать договор дарения недействительным в связи с тем, что на момент совершения сделки находилась в таком состоянии, при котором не была способна понимать значений своих действий и руководить ими.

В период рассмотрения дела истица умерла, была произведена замена на ее правопреемников (истцов).

Для разрешения спора суду необходимо было из представленных сторонами доказательств установить, могли ли дарительница понимать значение своих действий и руководить ими на момент заключения договора дарения квартиры в 2014г.

Со стороны истцов были приобщены документы, из которых следовало, что дарительница обращалась за помощью к врачам с жалобами на давление, бессонницу головные боли, плохую память (до договора дарения), по поводу психического хронического заболевания (после договора дарения); иные документы, характеризующие ее состояние непосредственно перед подписанием договора дарения.

Были допрошены свидетели со стороны истцов, которые дали показания, что дарительница страдала забывчивостью, могла заблудиться в домах, терялась во времени, была подавленной, замкнутой.

С нашей стороны были предоставлены документы, согласно которым в спорный период дарительница совершала иные сделки – продала принадлежащий ей гараж, автомобиль, заключила договор займа; обращалась с исковым заявлением в мировой суд к моей доверительнице о взыскании расходов по оплате коммунальных услуг. По нашему мнению все это свидетельствовало о ее ясном уме и о том, что она понимала значение своих действий.

Были допрошены свидетели со стороны моей доверительницы, которые показали, что дарительница сама настаивала именно на договоре дарения, просила мою доверительницу его заключить, так как больше у нее никого не было. Разговоров об уходе за ней не было, так как она была полностью самостоятельна.

Судом были также допрошены представитель Росреестра, который принимал документы по спорной сделке, риэлтор, который присутствовал на сделке.

Первый свидетель показал, что сторон сделки не помнит, но при принятии документов всегда спрашивают у сторон, понятен ли договор. Если есть какие-то сомнения, предлагают подумать.

Риэлтор дал показания, что сторон договора дарения помнит. Дарительнице он подробно объяснил последствия сделки, она подтвердила, что все понимает. В МФЦ, где подавали документы на регистрацию, дарительница еще раз подтвердила, что ей все понятно, остановилась на договоре дарения, хотя сначала речь шла о договоре ренты.

Судом была назначена комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (посмертная).

В связи с недостаточностью в материалах дела данных о психическом состоянии дарительницы (показания свидетелей имели противоречия, медицинская документация также была неоднозначная) в юридически значимый период времени эксперты не смогли ответить на поставленные вопросы:

  1. Страдала ли дарительница в период оформления договора дарения каким-либо психическим заболеванием и могла ли она понимать значение своих действий или руководить ими в период оформления договора дарения?
  2. Имелись ли у дарительницы индивидуально-психологические особенности (внушаемость, дезориентация и др.), которые могли повлиять на способность понимать значение своих действий и руководить при оформлении договора дарения квартиры.

В связи с тем, что истцами не было предоставлено достаточных доказательств в обоснование своих требований, в удовлетворении иска было отказано, квартира осталась за моей доверительницей.

Впоследствии была предпринята попытка отменить вступившее в законную силу решение суда по вновь открывшимся обстоятельствам. В качестве таких обстоятельств послужило заключение специалиста по вопросу состояния дарительницы, полученное истцами в одностороннем порядке после вступления решения суда в законную силу.

В удовлетворении такого заявления было отказано, так как вновь открывшимися являются фактические обстоятельства, а заключение специалиста – несвоевременно полученное доказательство - таким фактическим обстоятельством не является.

AddThis Social Bookmark Button
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить